Настигнуты Божьей любовью

Цели:
Оказание благотворительной помощи нуждающимся.
Оказание помощи церквям в становлении социальной работы на местах.

Настигнуты Божьей любовью

Татьяна: Я родилась в Минске, в семье военнослужащих. Мы постоянно переезжали, жили на Дальнем Востоке. Моя мама была санитарным врачом, папа замполитом воинской части. Он умер, когда мне было 10 лет.

Мы вернулись в Минск, и мама растила нас с братом одна. После школы я окончила педучилище, вышла замуж. У нас родилась дочка, но, прожив вместе 12 лет, мы разошлись. Тогда мне казалось, что у меня все разрушено: у нас был свой дом в
Острошицком городке, я все бросила и уехала. Мы оба были эгоистами, которые умели только требовать что-то друг от друга, ничего не делая, чтобы наладить семейные взаимоотношения.

Благодаря маме, мне удалось получить служебное жилье, где мы с Кристиной в дальнейшем и проживали. В душе у меня была пустота и отчаяние. Но я молилась: «Господи, дай мне того, кто будет мне мужем».

Дмитрий: В Минске была проездом моя знакомая, и она пригласила зайти в гости. Так я оказался в квартире Татьяны. Мы познакомились и понравились друг другу. Мы стали жить в гражданском браке, но довольно быстро узаконили отношения.

Меня и моего младшего брата мама растила одна, отец ушел, когда мне не было и трех лет. Она работала учительницей и делала для нас все, что могла. Девять классов школы я окончил практически на одни пятерки. Затем отучился в автомеха-
ническом техникуме. Большую часть свободного времени проводил на улице, среди друзей. Мы выпивали, где-то хулиганили, воровали сначалапо мелочи, затем по-крупному.

Прошло немного времени, и возникли проблемы с законом. Необходимо было уехать из города, потому что «круг сужался». И мы уехали из Минска на несколько месяцев. Когда вернулись, Татьяна уже была беременна, и значит, надо было чем-то
заниматься, зарабатывать деньги, семью кормить. Вследствие очередных мошенничеств и противозаконных действий я был объявлен в розыск, а через полтора года, когда меня «вычислили», то осудили на «химию».

В то время, когда я был еще в розыске, освободился мой друг, с которым мы еще в 96-ом году начинали употреблять наркотики. Естественно, мы стали колоться вместе. Нашему с Татьяной сыну тогда было 1,5 года. Начальный период наркомании
отличен от того, что следует потом, а это притоны, грязные иглы, обман, деградация, кровь. Вначале все выглядит аккуратно. Учитывая дороговизну наркотика, его недоступность, первое время ты кажешься себе не конченым человеком, а человеком изыска, принадлежащим к какой-то элите, это было модно и необычно.

Так продолжалось до того момента, пока мы не поняли, что наркотики стали нас контролировать. Этот разрушительный процесс отличен у каждого человека в силу его индивидуальности. Примерно за полтора-два года мы «скололись» так, как у некоторых это не происходит и за 10 лет. Даже любовь к детям и родительская ответственность не могли остановить тот бессмысленный греховный кошмар, которым являлась наша жизнь. Мы рассказали все нашим матерям, попросили помощи, и они поместили нас в наркологию, забрав к себе детей, пока мы находились в стационаре.

Десятки попыток лечиться в различных наркологических клиниках вместо того, чтоб вселить веру в будущее, скорее, подавляли всякую надежду на то, что это когда-нибудь закончится. Это происходит потому, что постоянно разбиваешься о мнение окружающих зависимых и медперсонала: бывших наркоманов не бывает. В наркологии каждый раз мы видели одних и тех же людей. Ни у кого из них не было положительных перемен. Поэтому для нас пребывание в наркологии являлось не столько помощью, сколько передышкой. Во-первых, возможность уменьшить дозу, а во-вторых, это хоть какая-то остановка, ты хотя бы пару месяцев поживешь как «нормальный» человек.

Вспоминаю то, что мы чувствовали, когда ехали по городу и наблюдали за счастливыми людьми, гуляющими по парку и влюбленно смотрящими друг на друга. Впечатляла та беззаботность и простота взглядов, присущая людям, не упавшим на дно социальной ямы, и мучила мысль, что у тебя никогда так не будет! Не будет любви, потому что она потерялась на фоне наркотиков. Не будет беззаботности и искренности, не будет водительских прав, потому что состоишь на всех возможных нарко- и псих- учетах, не будет машины, так как все появляющиеся средства идут на удовлетворение греховной потребности!.. Если бы мы знали, к чему приведет первый укол, сделанный в далеком 1996 году, и к какой катастрофе приведет нашу жизнь!

Татьяна: В это время, я точно помню, у меня уже не осталось сил жить. Дима лежал в наркологии, я понимала, что у меня маленький Егор, а сил двигаться совсем нет. И несмотря на это, у нас все было выстирано, выглажено, дети в порядке, мы сами внешне в порядке, а внутри все разрушено. Настолько надоела эта двойная жизнь, что у меня просто не было сил жить, держали только дети..., мысль о том, с кем же они останутся, хранила от самоубийства, и я помню, однажды попросила Бога: «Господи, если Ты есть, пожалуйста, помоги».

Дмитрий: Все казалось бессмысленным... Вспоминается какая-то «живая», разрушающая пустота, которая распространяла свои пределы как внутри нас, так и внешне, в отношениях с родными и близкими, друг с другом.

Татьяна: Я с детства задавала себе вопрос: для чего я рождена в этот мир? Помню, однажды заснула с мыслью о том, что не может же человеку быть предопределено такое примитивное существование: родился, детский сад, школа, институт, дети, старость – и что? Какой смысл в этом? Подумала: «Я все равно узнаю».

Дмитрий: Хочется выразить огромную благодарность нашим матерям, которые, несмотря на наш обман и озлобленность, продолжали за нас бороться и не отчаивались. Так, в 2007 году, когда мы в очередной раз
находились на лечении в наркологии, они привезли с собой одного молодого человека, который в прошлом был потерявшим надежду наркоманом, но обрел ее с помощью Иисуса, поехав на программу христианской реабилитации. Речь этого человека
была простой и какой-то «настоящей», он рассказал нам о существовании Бога и Его любви, рассказал о том, что только Он может помочь человеку избавиться от зависимости и полностью изменить жизнь.

Скажу честно, что отравленный грехом разум не воспринимал эти слова, противясь мысли о возможности невозможного. Видя нашу реакцию, он ушел, наверное, посчитал, что попросту зря потратил время. То, что произошло тогда, уже сегодня
является лично для меня хорошим уроком: никогда не надо сомневаться и разочаровываться, видя противление и отвержение твоего свидетельства, ведь посеянное Богом через нас может принести обильный плод в Его Царстве! Так посеянные в
нас слова принесли свои плоды уже на следующий день, и мы решили поехать на программу христианской реабилитации БРМ «Возвращение».

Я не могу сказать, что мы твердо верили в ее эффективность, но, «сверх надежды поверив с надеждою», мы согласились попробовать… А этого парня мы встретили шесть месяцев спустя, я видел слезы радости в его глазах.

Татьяна: Мы приехали в среду, и пошли на служение. Я увидела огромного парня, он играл на гитаре и плакал. Я была в шоке, он плакал искренне, я никогда такого не видела. Я смотрела на людей и думала: это правда, что они такие? После служения многие подходили, знакомились, улыбались, а я пыталась понять, чего они хотят? Почему они мне улыбаются? Мне от них ничего не надо, да у меня ничего и нет, я вообще не знаю, кто и что я в этом мире, потому что все разрушено, все поломано. Нам захотелось улыбаться так же, стать такими же, как они, какими-то настоящими. У них уже были другие взгляды, они просто радовались жизни.

Дмитрий: Это удивительное сочетание: с одной стороны, эти люди еще недавно были потенциальными мертвецами, не понаслышке знавшими, что такое наркотики, там находились «профессионалы» своего дела, и вдруг видишь их радующимися и буквально источающими жизнь, это было необычно. Когда я общался с ними, они не пытались ответить на многие вопросы, говорили только одно: «Поверь, что Слово Бога живое, поверь, что оно способно изменить человека, не обращай внимания на эту, может быть, скучную, порой простую форму, но оно меняет».

И потом, когда я читал Библию, то нашел стих: «Познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:32). Я достаточно быстро понял, что процесс освобождения – это не просто какое-то одномоментное мистическое переживание после
прикосновения служителя, произнесенной им молитвы. Я понял, что для того, чтобы получить свободу на уровне духа, души и тела, для того, чтобы иметь свободный взгляд, свободное мировоззрение, необходимо познание Истины, погружение
в Слово. В принципе, я всегда любил читать, и сразу начал читать Библию, позволяя тому, что там написано, влиять на мое поведение, отношение к служителям центра и окружающим.

Реабилитационный центр Рождественский

Думаю, что это явилось фундаментом успешного прохождения программы реабилитации. Уже сейчас мы понимаем, что Божья работа началась с первых дней реабилитации. Встречаясь с людьми, приходится слышать об их первой встрече с верующими, где особое внимание уделяется некоему «свету и ясности» их глаз… Так случилось и с нами. Приехав в деревню Боровики Светлогорского района, мы познакомились с находящимися на реабилитации ребятами. Судя по рассказам о прошлой, до приезда на программу, жизни, они были падшими, потерявшими все наркоманами, а теперь внимание привлекал их просветленный Богом взгляд и не присущая зависимым радость. Нам захотелось узнать секрет таких изменений, ведь осознание собственного бессилия в борьбе с зависимостью уже давно стало неотъемлемой частью нашего сознания.

Однажды я прочитал стих, записанный в книге пророка Иеремии: «Может ли Ефиоплянин переменить кожу свою и барс – пятна свои? так и вы можете ли делать доброе, привыкнув делать злое?» (Иер.13:23) После этого я еще больше осознал проблему, которая почти привела к погибели нас с Татьяной! Проблему греха, являющегося не просто привычкой, но самой природой падшего человека, которую невозможно поменять естественным образом, а только лишь прибегнув к силе Всемогущего Бога.

Интересно то, что всю свою жизнь мне хотелось прочитать Библию, и сейчас появилась такая возможность, более того – необходимость. Священное Писание открыло для нас новый, до сей поры неизвестный мир, где управителем являлся Сам Бог! Слово Божье, как материнское молоко, взращивало нас в вере. В процессе прохождения программы реабилитации многое менялось в сознании и подходе к жизни, были ошибки и сознательное упорство, особенно оно проявлялось там, где была необходимость отречься от чего-то плохого и порочного.

Особенно трудными являлись уроки доверия, когда, отвергнув опыт прошлой жизни и умение выйти из затруднительной ситуации «мирскими методами», приходилось доверяться Божьему Слову и Его методам. Огромным благословением и помощью для нас были те люди, которые служили в реабилитационном центре, направляя нас в нашей «духовной близорукости» к правильным решениям, являясь неким мостиком, позволяющим соприкоснуться с Христом. Также большой вклад в становление нас как христиан внесли те, кто вместе с нами находились на программе. Вместе мы ошибались и извлекали уроки, вместе радовались взаимным успехам, вместе приходили к осознанию важности истинных взаимоотношений с Христом.

Особо вспоминаются первые искренние просьбы к Богу и Его ответы на молитвы. Я думаю, Господу приятно отвечать на молитвы, особенно новообращенных людей, тем самым утверждая их в понимании того, что Он есть, и показывая им Свою любовь! В моих первых молитвах были просьбы доказать Свое существование в чем-то невозможном и одновременно естественном. Я попросил Бога подарить нам с Таней новые обручальные кольца, старые к тому моменту давно пропали в одном из столичных ломбардов. Решив начать жизнь с начала, очень хотелось, чтобы это новое начало мы пережили и в семейный отношениях. Кольца для нас были особым символом этих отношений. Хотя я сразу почувствовал некое сомнение, откуда могут взяться кольца в деревне Светлогорского района, где отсутствует ювелирная лавка, и у нас нет денег на их покупку.

Прошло несколько дней, и эта просьба стала забываться, но появилась вторая. Был день рождения одного из служителей церкви, и его друзья решили подарить ему Библию, изданную под редакцией пастора Геце, но из-за того, что не смогли ее найти, подарили ее черно-белую копию.

Так как у меня не было своей Библии, то в следующей молитве, обратившись к Богу, я попросил подарить мне такую «знаменитую» Библию, о которой все только и говорят. Прошло несколько дней, и на выходные приехали наши матери. Пообщавшись с нами, перед отъездом они вдруг вспомнили, что купили
для нас что-то важное. Этим важным оказались новые обручальные кольца и юбилейное издание Библии под редакцией пастора Геце, последний экземпляр которой они совершенно случайно приобрели в Библейском обществе! Но я знал, что все это да-
леко не случайно, Сам Бог, почему-то заинтересовавшись нашей никчемной грешной жизнью, явил свидетельство о Своем существовании и желании общаться с нами, любить!

Подобных историй было очень много. Одной из них явилось то, что я попал под амнистию, хотя, согласно законам, этого не должно было произойти, так как до приезда на реабилитацию, отбывая наказание в комендатуре, совершил три нарушения, последним из которых был побег.

Но самым большим свидетельством Божьей славы являлось и продолжает являться Его способность преображать как жизнь человека, так и его самого! В себе трудно за короткий период времени эти изменения заметить, но, наблюдая за окружающими, это очевидно! Люди, приезжающие на реабилитацию со своим греховным опытом, убеждениями, депрессией, изворотливостью, через малое время радуются, как дети, игре в волейбол, читают Библию и ведут увлекательные дискуссии, обсуждая библейских героев! Восстанавливаются семьи, здоровье, меняются цели и желания, и за всем этим стоит только Бог, Который возлюбил отвергающий Его мир и явил благодать! Одним из ярких переживаний было то, что Господь исцелил меня от гепатита «С».

Татьяна: Насколько нам известно, мы первая семейная пара, которая прошла программу реабилитации до конца. Проходя ее первый этап, мы жили в разных зданиях. Навторой этап я поехала в Борисов, а Дмитрий в Барановичи. Третий этап
программы, адаптацию, мы проходили в Новополоцке. Там мы сняли квартиру, забрали сына.

Когда Егору было два года, у него обнаружились проблемы в развитии: по сравнению с другими детьми, у него не только не увеличивался словарный запас, он перестал говорить внятно. Врачи сначала ставили моторную и сенсорную алолию, затем развитие с аутическими линиями поведения. В три года он все еще не говорил ни одного понятного слова.

Мы усердно за него молились. Благодаря этому, спустя год, специалисты, занимающиеся развитием детей, увидели особый прогресс и заметили, что причиной таких успехов в развитии ребенка является вера родителей и работа с ним. Конечно, сейчас тоже есть определенные трудности в его развитии и воспитании. Диму он слушается безоговорочно, мне с ним несколько сложнее. Хочется заметить, что у Егора замечательная память, ему легко дается английский язык и знание компьютера. Мы продолжаем молиться, чтобы Господь развивал его и дал нам, как родителям, мудрости и терпения в его воспитании.

В Новополоцке мы учились работать, жить самостоятельно. Нам пришлось заново знакомиться друг с другом, это правда. Было время, когда казалось, что гораздо проще разойтись, чем что-то делать, и мы благодарны нашим друзьям и руководителю адаптационного периода за помощь в восстановлении семьи! Всегда можно сказать: тут ты не прав, а тут ты не права. Причем, ты видишь в человеке гораздо больше минусов, чем плюсов, и стараешься даже, честно говоря, порой плюсы и не замечать. А иногда начинает проявляться характер, ты просто начинаешь фокусироваться на минусах, доводя ситуацию до точки кипения. А надо было учиться жить вместе. На сегодняшний день в реабилитационном центре мы слышим, как люди говорят: «Быстрее бы закончилась адаптация, хочется уехать!» и так далее. Мы же спокойно прожили полгода положенного срока адаптации.

Я забеременела, и мы решили остаться еще на полгода. Во-первых, нам надо было научиться жить без поддержки, потому что, когда мы были в розыске, а потом в центре, нас спонсировали наши мамы. А во-вторых, нам было жалко расставаться с теми людьми, с которыми мы стали очень близки.

Дмитрий: По завершении программы реабилитации Господь дал нам третьего ребенка, работу, восстановил нас как семью, познакомил с прекрасными людьми и сильными Божьими служителями той церкви, членами которой мы теперь являемся. Но самое главное – Он дал нам цель жизни. Мы решили служить Ему своей жизнью, делами. Бог доверил служение в поместной церкви «Вифания», и в настоящее время мы с радостью служим таким же людям, какими были мы с Татьяной, в Минском отделении БРМ «Возвращение».

– Что бы вы хотели пожелать читателям?

Татьяна: Мое пожелание – каждому человеку задуматься о том, для чего он рожден на этой земле, о цели своего существования. Все-таки в Боге есть эта цель, Бог открывает полноту. Я окончила библейскую школу, пошла учиться в теологиче-
ский институт. Дети подросли, но я по-прежнему учусь быть мамой, женой. Бог мне подарил «меня» – я знаю, кто я, для чего живу.

Дмитрий: В первую очередь, это быть искренними с окружающими, конечно же, с Богом и с самим собой. И еще – быть верными и стойкими, не разочаровываться и не опускать руки. Апостол Павел говорит: «… будучи уверен в том, что начавший в вас доброе дело будет совершать его даже до дня Иисуса Христа...» (Фил.1:6)

Знание того, под Чьим руководством мы находимся, позволяет даже в сложных обстоятельствах жизни увидеть руку Бога и Его спасающую работу. Поэтому самое большое пожелание: какие бы этапы жизни вы не проходили, верьте, не разочаровывайтесь и не позвольте унынию овладеть вашими сердцами, зная, что Господь всегда поддержит вас! Мы очень благодарны Господу за ту жизнь, которую Он нам открыл в Себе!

Дмитрий и Татьяна Кравченко