История Александра

Цели:
1. Оказание благотворительной помощи нуждающимся.
2. Оказание помощи церквям в становлении социальной работы на местах.

История Александра

История Александра

Александр, 38 лет: «Около 10 лет прожил на свалке» 

– Я родился в неблагополучной семье. Отец умер, когда мне был год, мама жила своей жизнью, родительской заботы я не знал. Был дом-интернат, потом колония для малолетних, взрослая колония… Из мест лишения свободы я вышел в 23 года. Я был молод, жизни толком не видел, скитаясь по колониям. Мне хотелось гулять, а не работать. А чтобы гулять, нужны деньги. И я начал воровать, потом увлекся алкоголем. Увлекся так, что не заметил, как умерли практически все мои родственники.

Когда спустя какое-то время недалеко от моей родной деревни открыли городскую свалку, у меня появилась возможность не воровать, а собирать металл, бутылки. Таким образом я зарабатывал и выживал. Эти деньги уходили на спиртное, сигареты – без них я не представлял свою жизнь (с утра мне нужно было выпить), и самую простую еду.

Лечился в наркологии, потом началась эпилепсия, местный участковый отправил меня на год в ЛТП. Но я вернулся и все началось поновой: свалка, бутылки, бродяжничество… В общей сложности на свалке я прожил около 10 лет. Таких как я там было человек 30.

«Давали пару месяцев жизни»

Лет шесть назад каждую среду на свалку стали приезжать верующие из реабилитационного центра благотворительной миссии «Возвращение». Они рассказывали о Боге и людях, изменивших свою жизнь, а также привозили нам еду, играли на гитаре. Я приходил туда, чтобы поесть и согреться. Меня не интересовал ни Бог, ни трезвость – в тот момент алкоголь был смыслом моей жизни.

Иногда меня посещали мысли, что так жить нельзя, но я продолжал пить. Доходило до того, что со свалки меня увозила «скорая», и врачи давали мне пару месяцев жизни – моя печень дольше бы не выдержала.

Впервые я всерьез задумался о том, чтобы завязать, когда пришло осознание смерти. Мне стало настолько страшно! При этом я понимал, что сам остановиться не смогу, что мне нужна помощь, что может, действительно, нужно ехать в христианский центр реабилитации. Но вернувшись из больницы я снова запил.

«На ступеньки ночлежки буквально заполз»

Во время очередной пьянки я попросил друга: как бы плохо мне не было, утром он должен отвезти меня в ночлежку, которая по улице Гаевой в Барановичах. Друг, кстати, слово сдержал.

Я помню, как мне было плохо в тот день, как я сопротивлялся, как меня привезли силой. Я буквально заполз на ступеньки «ночлежки» и попросил директора о помощи. И на следующий день меня для начала отправили в христианский реабилитационный центр, расположенный в Минской области. Там я должен был пробыть 4 месяца, а потом вернуться в Барановичи.

Я ехал и не верил, что после 20 лет курения и пьянства смогу стать нормальным человеком. Но это было начало моей новой жизни.

«Годы зависимости дали о себе знать»

Таких как я в центре было человек 15. Я увидел заботу к себе и к другим, понял, что это не притворство – люди помогали искренне. И это меня поразило. Появилось желание измениться.

Первые несколько дней дались легко, но потом годы зависимости дали о себе знать. Хотелось курить, хотелось выпить, хотелось все бросить и уехать. Тогда я не понимал, что нужно самому обратиться к Богу. Я думал, что все просто: за меня помолились, и жизнь моя изменится.

Терпел. Спустя полтора месяца попробовал закурить. Эта сигарета стала последней: меня стала мучить совесть, я побежал в сарай, находящийся на территории центра, упал на колени, начал плакать и молиться. Я просто рыдал и говорил: «Господи, я устал, прости меня». Я раскаялся, и этот день разделил мою жизнь на «до» и «после». Из сарая я вышел другим человеком: меня переполняла радость, я увидел, что трава – зеленая, цветы – красивые. Я понял, что жизнь – прекрасна, и что я хочу жить.

«Мы тебя похоронили»

Остальная часть программы реабилитации далась мне на одном дыхании. Первым делом я приехал к своей тете. За время, что я пил, у меня в живых осталась только она. Раньше тетя пыталась мне помочь: снимала квартиру, устраивала на работу, но я срывался. Потом и она потеряла надежду на мое исправление и опустила руки.

Когда я приехал к ней, то был счастлив, что она меня приняла. Люди, у которых я раньше покупал алкоголь, говорили: «Саша, ты воскрес? Мы тебя уже похоронили». Я действительно воскрес. Как иначе это назовешь?

Далее я проходил реабилитацию в центре на улице Шевченко в Барановичах. Затем поехал на адаптацию в подобный центр в деревне Туховичи Ляховичского района, где после окончания программы помогал в качестве волонтера, помогал людям, которые, как и я когда-то, сбились с пути. Я принял водное крещение, пообещав быть верным Богу.

В Туховичах я познакомился со своей женой. Сейчас мы живем в Барановичах. Я работаю на мебельной фабрике. И также помогаю, как волонтер, в доме ночного пребывания.

Я благодарю Бога за то, что со мной произошло. И очень сожалею, что не успел поговорить с дорогими мне людьми, потому что они умерли, пока я пил.

Подготовлено издательством ИНТЕКС-ПРЕСС г. Барановичи